Вехи
e-mail:

 

Тел.: Life - 063 232-51-06
МТС - 050 654-32-38
Киев Стар (Viber) - 097 806-79-11

Фарфоровый завод Гарднера

Начало изготовления фарфора в России связано с Императорским заводом, основанным в Петербурге в 1744 году. Находясь в системе Придворного ведомства, петербургская мануфактура производила фарфор по заказу царского двора. Поэтому даже знатные вельможи заказывали посуду и декоративный фарфор на Майсенской мануфактуре. Должно было пройти два десятилетия, прежде чем в России появился первый частный завод, продукция которого шла на продажу. Основателем завода стал обрусевший англичанин, банкир Франц Яковлевич Гарднер. Известно, что до Гарднера несколько русских купцов тщетно пытались наладить производство фарфора. Часто имея немалые материальные средства, потерпевшие неудачу купцы не находили мастеров, владеющих секретами фарфорового производства, или же не доводили начатое дело до конца.

До сих пор не обнаружены документы, определенно подтверждающие имя специалиста, помогавшего Гарднеру в его фарфоровом деле. Косвенные материалы указывают на „арканиста“ (владеющий тайной) И.Г.Миллера. Сам предприниматель приложил огромные усилия, постигая специфику фарфорового производства. Объездил множество районов Российской империи в поисках наиболее качественного сырья - каолина и кварца - главных компонентов фарфорового рецепта. 24 февраля 1766 года Гарднер получает разрешение Мануфактур-коллегии „завести фарфоровую фабрику“. С этой даты начинается история первого в России частного фарфорового завода, сыгравшего выдающуюся роль в развитии отечественной фарфоровой промышленности. Завод был построен в небольшом селе Вербилки Дмитровского уезда Московской губернии.

Уже в XVIII столетии по качеству выпускаемой продукции и ее художественному уровню гарднеровский фарфор мог конкурировать с императорским. В следующем столетии, когда в России появится сеть частных фарфоровых заводов, „гарднер“ с становится объектом для подражания.

Сам предприниматель начинал с изучения лучших заводов Европы, для чего неоднократно посылал своего старшего сына Франца в западные страны, откуда привозились немецкие и французские образцы. Коммерческие соображения подвигали владельца завода на копирование уже апробированных европейским потребительским рынком образцов. Для этого было необходимо иметь не только хорошо устроенное производство и качественные материалы. Нужны были мастера-исполнители, способные на должном уровне скопировать эталон. Документы свидетельствуют, что уже в 1770-е годы на заводе было „множество русских учеников, коих тамошние дворяне отдают туда без платы“.

Подготовкой живописцев занимался приглашенный в первой половине 1770-х годов немец И.Кестнер. Ему же, ведущему художнику завода, поручались наиболее ответственные заказы. В коллекции Русского музея хранится самая известная подписанная автором работа - небольшой, состоящий из пяти предметов сервиз 1775 года. Роспись его посвящена победе России в первой турецкой войне 1768-1774 годов. Это камерное произведение, естественно, не может идти в сравнение с многопредметными программными ансамблями Императорского завода. Однако гарднеровский сервиз оказался первым отечественным произведением из фарфора, в росписи которого нашла отражение „серьезная“ политическая тема.

Кестнеру традиционно атрибутируют роспись еще на одном уникальном сервизе с монограммой EW. Форма предметов, пластический и живописный декор тяготеют к французскому рококо, оказавшему влияние на многие фарфоровые мануфактуры XVIII века. В росписи использованы преимущественно пурпурная краска и золото, деликатно оттеняющее красоту пурпура. В артистичном и легком рисунке угадывается рука незаурядного мастера, свободно владеющего техникой живописи на фарфоре.

К французским аналогам восходят и так называемые рюмочные передачи - сосуды для охлаждения бокалов. Дорогие экземпляры декорировались галантными сценами в духе Ф.Буше, а изгибы фестонов подчеркивались золотыми отводками. Рококо продержалось в гарднеровском фарфоре на протяжении всей второй половины XVIII века, согласуясь со стилистикой наступающего классицизма.

Важнейшим направлением в работе завода был выпуск повседневного фарфора. Столовые и чайные сервизы, суповые чаши, миски разных фасонов, блюда, тарелки, кувшины, чайники, десертные корзины, многочисленные предметы сервировки стола украшались букетами цветов, которые писались мастеровито и вдохновенно, рождая ощущение полноты и радости жизни.

К середине 1770-х годов достижения завода были настолько очевидны, что привлекли внимание Императорского двора. Возможно, не последнюю роль в этом сыграл поднесенный Екатерине II кестнеровский сервиз с аллегориями на победу в турецкой войне. В 1777 году Гарднер получает от управляющего Кабинетом заказ на три огромных орденских сервиза - орденов Георгия Победоносца, Андрея Первозванного, Александра Невского и несколько позже - святого князя Владимира. В составе каждого было от нескольких сотен до полутора тысяч предметов, разнообразных по функциональному назначению, размерам и формам. Следует заметить, что работы по созданию дворцовых сервизов подобного масштаба Императорский завод начнет только с 1780-х годов. Гарднер блестяще справился с заказом, выдержав все оговоренные сроки по поставке сервизов ко двору. На протяжении почти ста пятидесяти лет орденские сервизы ежегодно включались в церемонию праздничных трапез, проводимых при дворе в честь самых почитаемых российских орденов.

С окончанием работы над орденскими сервизами контакты с русским двором не прерываются. В 1782 году по указу Екатерины II архитектор Ч.Камерон начинает строительство дворца в Павловске - загородной резиденции наследника престола Павла Петровича. Для воздвигаемого ансамбля в Павловске требовалась мебель, светильники, декоративные вазы, серебряная и фарфоровая посуда. Все это заказывалось на лучших российских и западноевропейских мануфактурах. Гарднеру поручили изготовить „Собственный“ столово-десертный сервиз. Архитектура дворца, его парковое месторасположение определили камерно-интимную ноту сервиза, цветовое решение. В росписи, построенной по законам классицизма, преобладает зелено-бирюзовый цвет, на фоне которого в овальных медальонах помещена монограмма РМ - начальные буквы имен Павла Петровича и Марии Федоровны - и розово-пурпурные ленты, переплетенные с растительными гирляндами.

Крупные придворные заказы повышали авторитет завода, привлекали состоятельных заказчиков. В 1782-1785 годах завод работал над двумя многопредметными сервизами для московского губернатора графа 3.Г.Чернышева и князя И.А.Безбородко - младшего брата государственного канцлера, известного дипломата екатерининского правления А.А.Безбородко.

Самую обширную часть фарфора, исполняемого по индивидуальным заказам, составляли „именные“ чашки. Включенные в их декоративную роспись родовые гербы, княжеские, графские и дворянские короны, монограммы, которые нередко сопровождались надписями, раскрывающими имя владельца, дают представление о социальной среде, в которой бытовал гарднеровский фарфор. Выбор материалов, степень сложности декоративной росписи и определение живописца, которому поручалась работа, во многом зависели от финансовых возможностей заказчика. Самые скромные именные чашки расписывались довольно традиционно и, в какой-то мере, стандартно. Монограмма под короной или венком окружалась двумя пурпурными ветками, скрепленными внизу лентой.

В одном из первых посланных на Мануфактур-коллегию отчетов, в котором сообщалось о положении дел на заводе, в перечне вырабатываемых изделий числятся фарфоровые фигуры. Как известно, выпуском фарфоровых „кукол“ завод занимался на протяжении всей своей деятельности. Гарднеровские скульпторы начинали с копирования моделей немецких заводов. Некоторые русские реплики оказались очень близкими к первоисточникам (как, например, композиция „Охота на кабана“). Многие оригиналы подвергались „корректировке“.

В наиболее популярных и ценимых русскими покупателями моделях менялись различные атрибуты, отчего иноземный образ становился ближе и понятнее. Например, в известную статуэтку „Девушка с цветком“ со временем был привнесен туес (или корзинка), наполненный ягодами или грибами. Гарднер очень быстро реагировал на все новое и актуальное, что, безусловно, сопутствовало успеху его продукции. В 1780-е годы в моду стали входить фигурные сосуды (традиция, уходящая во времена Древнего мира). Гарднер предпринимает выпуск кружек в форме голов турка и турчанки. В них оригинальным образом переплелись и актуальная для страны турецкая тема (победы в русско-турецких войнах) и модная тенденция. К группе фигурных сосудов относятся и так называемые тоби. Тоби - пивные кружки в виде стоящих или сидящих джентльменов - изобретение английских керамистов. Гарднер выпускал их довольно большими партиями в 1780-1830-х годах. Работа заводских ваятелей не замыкалась на производстве собственно статуэток или подобных тоби фигурных сосудов. Давно подмечено, что особое очарование гарднеровскому фарфору придают пластические детали - навершия крышек, фигурные подставки сосудов и тому подобное, к примеру, полураспустившийся бутон и белочка с орехом на креманках сервиза ордена св.Георгия Победоносца, урна со стекающей водой на крышке чайника, лепные кольца - венки на ажурных корзинах или букрании и лавровые гирлянды на стенке десертной чаши.

В начале XIX века для гарднеровской пластики наступает качественно новый этап. События Отечественной войны 1812 года вызвали в стране рост национального самосознания и связанный с ним повышенный интерес к жизни простых соотечественников. Эта тенденция, как известно, отразилась на всех видах искусства. Основным источником для создания фарфоровой скульптуры была печатная графика - наиболее мобильный вид искусства. Свою самую значительную скульптурную серию гарднеровские мастера делали по гравюрам из издания „Волшебный фонарь“ (1817-1818). Согласно графическому оригиналу в статуэтках, изображающих ремесленников, расхожих продавцов, лакеев и крестьян, нередко сохранялись многословные детали, казалось бы противоречащие специфике скульптуры - множество кувшинов на коромысле молочницы, обилие мелких вещей у старьевщицы, чайники в руках продавцов сбитня. Все эти подробности умело подчинялись законам декоративного жанра. Декоративную выразительность гарднеровских фигурок во многом определяла их роспись. Часто использовались синяя и зеленая краски. Ими расписывались сарафаны, мундиры, армяки без какой-либо попытки передать „натуральность“ ткани. Золотом выделялись иногда детали одежды или какой-либо предмет. Золото вносило необходимую ноту условности и оттеняло декоративное звучание основного цвета. Пропорции фарфоровых фигурок подчинены эстетике высокого классицизма. Они более вытянуты и стройнее, чем их графические прототипы. Фигурки из „Волшебного фонаря“ имели большой отклик у современников. Завод продолжал тиражировать их и в 1830-е годы. Поздние экземпляры укреплялись на характерных рокайльных подножиях.

Многое, что выходило из скульптурной мастерской завода, подхватывалось маленькими крестьянскими фабриками подмосковной Гжели. Но и на заводе Гарднера по-прежнему сохранялась практика копирования образцов других мануфактур. Теперь поворот был сделан в сторону национальных сюжетов и образов. Объектом копирования становится пластика Императорского завода: „Дети на коньках“ („Аллегория зимы“) и знаменитая „Водоноска“ („Девушка с коромыслом“), созданная по модели профессора Академии художеств главного модельмейстера завода С.С.Пименова. Водоноску, облаченную в уподобленный античному хитону сарафан, тиражировали в двух размерах и цветовых вариантах - в синем и темно-красном сарафане. Возвышенный образ русской крестьянки, созвучный персонажам Венецианова, стал для гарднеровских мастеров эталоном при создании многочисленных фигурок крестьянских девушек. От модели Императорского завода сохранились постановка фигуры и классические складки сарафана. При этом менялись наклон головы и положение рук, вместо коромысла вводились другие „крестьянские“ атрибуты.

Известно, что Императорский завод славился своими уникальными вазами. Для Гарднера этот вид декоративного фарфора не был в числе ведущих. Все же, когда заводу пришлось в 1829 году представлять свою продукцию на Первой публичной выставке российских изделий, в Петербург была отправлена большая амфорообразная ваза с видом на столичный Большой театр. Ее ампирная форма с львиными головами на ручках напоминает вазу, созданную на Императорском заводе модельмейстером Алексеем Воронихиным. Как было принято в фарфоре этого времени, тулово сосуда вызолочено, живописные миниатюры заключены в прямоугольные рамки. Обозреватели петербургской выставки не обошли вниманием гарднеровский экспонат. Завод в очередной раз, теперь публично, подтвердил высокое качество своей продукции.

В декоре фарфора первой трети XIX века главенствующая роль отводилась золотой краске. Ею писались орнаменты, рамки, окружающие миниатюры, выделялись отдельные детали формы или покрывалась вся поверхность предмета. Характерными элементами ампирного декора были пальметты, акантовые листья, розетки, военная арматура, связки музыкальных инструментов, лиры.

К большим достижениям этого времени следует отнести цветные фоны - синий, зеленый и сине-голубой. Особенно красивым было кобальтовое крытье. Кобальтовая краска, как правило, наносится не еще на покрытый глазурью фарфор. Для того чтобы добиться на всей поверхности изделия равномерной интенсивности цвета, требовалось большое умение.

Гарднеровские мастера владели самыми различными приемами декорировки фарфора. Помимо подглазурной и надглазурной росписи использовались техника печати, цветные люстры, пластический декор в виде рельефных композиций. В середине века появилось золочение по мастичному узору. Тематика росписей была необычайна широка. Большое распространение получил портрет. Изображались знаменитые современники, например герои Отечественной войны 1812 года, дети, известные красавицы, а также типажные портреты, оригиналами для которых служили различные книжные и журнальные издания, включая журналы мод. Значительное место занимали пейзаж и архитектурные виды городов (Петербурга, Москвы, Парижа). Их изображения составили серии декоративных тарелок и сувенирных чашек. На фарфор копировались также произведения старых мастеров.

Выпускался фарфор с военными сюжетами. В отличие от „военных“ тарелок Императорского завода, роспись которых исполнялась по иллюстрированным изданиям, посвященным обмундированию российской армии, гарднеровские композиции восходят к гравюрам с рисунков французских художников, работавших в России в конце XVIII - начале XIX века и запечатлевших представителей казачьих войск с натуры.

В круг жанровых росписей входили романтизированные сцены из жизни русских крестьян, а также типажные изображения представителей народов разных стран.

Преобладание росписей на мифологические сюжеты было естественно для искусства ампира с его приверженностью к античной эстетике.

К 1830-м годам ампир как стиль постепенно угасает. Наступивший период историзма вызвал к жизни обилие новых форм и сюжетов, которые черпались в искусстве прошлых эпох. В гарднеровском фарфоре отразилось характерное для историзма увлечение готикой, что было связано с развитием романтизма. Готические мотивы просматриваются не только в орнаментике. Целому ряду сосудов - флаконам, вазам-курильницам и декоративным настольным композициям - придавали вид готических капелл или башен.

Наиболее сильным оказалось влияние рококо - самого „фарфорового“ из всех исторических стилей. В своем подражательном варианте, получившем название „второе рококо“, сохраняя внешние признаки стиля - пластическую усложненность объемов, причудливые изгибы силуэта, С- и S-образные завитки, - оно утратило изящество и непринужденную легкость стиля XVIII века.

В русле возрождаемого рококо завод выпускал фарфор в жанре „шинуазри“ (китайщина), используя мотивы и формы дальневосточного фарфора. Гарднеровский фарфор по-прежнему имел репутацию высококачественной продукции с прекрасным белым черепком, прозрачной белой глазурью и многоцветной гаммой. Заводу поступают заказы царского двора.

В 1860-е годы воссоздавались утраченные предметы из банкетного сервиза Императорского фарфорового завода. Тем не менее к концу 1880-х - началу 1890-х годов производство оказалось неконкурентоспособным.

В 1892 году завод был продан „Товариществу М.С.Кузнецова“.

 

 

© 2012 Оценка, покупка антиквариата, ордена, медали, монеты, старинные вещи
Все права принадлежат компании "Вехи"